O slideshow foi denunciado.
Seu SlideShare está sendo baixado. ×

Диссертация Е.С. Куценко

Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское
учреждение «Совет по изучению производительных сил»
Минэкон...
2
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ................................................................................... 4
ГЛАВА 1. ТЕОРЕ...
3
2.3.1. Интерпретация результатов оценки модифицированной модели Г.
Линдквиста .............................................
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio

Confira estes a seguir

1 de 246 Anúncio

Диссертация Е.С. Куценко

Baixar para ler offline

Куценко Евгений Сергеевич
КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕГИОНЕ
Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством, специализация - региональная экономика
2012


Диссертация на соискание учёной степени
кандидата экономических наук

Куценко Евгений Сергеевич
КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕГИОНЕ
Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством, специализация - региональная экономика
2012


Диссертация на соискание учёной степени
кандидата экономических наук

Anúncio
Anúncio

Mais Conteúdo rRelacionado

Diapositivos para si (20)

Quem viu também gostou (13)

Anúncio

Semelhante a Диссертация Е.С. Куценко (20)

Mais de Evgeny Kutsenko (10)

Anúncio

Диссертация Е.С. Куценко

  1. 1. Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение «Совет по изучению производительных сил» Минэкономразвития России и РАН На правах рукописи Куценко Евгений Сергеевич КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕГИОНЕ Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством, специализация - региональная экономика Диссертация на соискание учёной степени кандидата экономических наук Научный руководитель: доктор экономических наук, заслуженный работник высшей школы РФ, профессор Нуреев Р.М. Москва 2012
  2. 2. 2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ................................................................................... 4 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КЛАСТЕРНОГО ПОДХОДА К РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕГИОНЕ ....................................................... 16 1.1. Кластеры как фактор повышения инновационной активности предприятий......................................................................................................... 16 1.1.1. Основные подходы к анализу экстерналий в кластере........................ 16 1.1.2. Инновационные преимущества от функционирования в рамках кластера............................................................................................................... 19 1.1.3. Роль инновационных преимуществ среди экстерналий, порождаемых кластером ................................................................................... 24 1.2. Обоснование целесообразности кластерной политики государства . 34 1.2.1. Проблема целесообразности государственного вмешательства......... 34 1.2.2. Провалы рынка в сфере развития кластеров......................................... 40 1.3. Кластерная политика как инновационно ориентированная промышленная политика.................................................................................. 49 ГЛАВА 2. ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ КЛАСТЕРОВ НА ИННОВАЦИОННУЮ АКТИВНОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЙ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ............................ 61 2.1. Выявление кластеров в субъектах Российской Федерации................ 61 2.1.1. Основные подходы к выявлению кластеров в экономике региона .... 61 2.1.2. Статистические методы выявления кластеров ..................................... 64 2.1.3. Методология определения значимых кластерных групп в регионе... 65 2.1.4. Особенности и результаты проекта по выявлению значимых кластерных групп в субъектах РФ ................................................................... 71 2.2. Эконометрическое исследование влияния кластеров на инновационную активность предприятий в субъектах РФ ....................... 77 2.2.1. Модель Г. Линдквиста: исследование влияния кластеров на инновационную активность в регионах Европейского Союза...................... 77 2.2.2. Развитие модели Г. Линдквиста для исследования в России.............. 90 2.3. Интерпретация результатов, ограничения и перспективы исследования...................................................................................................... 101
  3. 3. 3 2.3.1. Интерпретация результатов оценки модифицированной модели Г. Линдквиста ....................................................................................................... 101 2.3.2. Ограничения реализованной методологии выявления кластеров и Перспективы дальнейших исследований ...................................................... 108 ГЛАВА 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ КЛАСТЕРНОЙ ПОЛИТИКИ В СУБЪЕКТАХ РФ ..............................................113 3.1. Основные причины, снижающие эффективность региональной кластерной политики ....................................................................................... 113 3.2. Совершенствование методов идентификации направлений с высоким потенциалом развития кластеров в регионе (на примере города Москвы) ................................................................................................. 123 3.3. Алгоритм развития кластеров с участием малого и среднего предпринимательсва в крупных городах..................................................... 149 3.3.1. Поддержка самоорганизации для реализации совместных проектов152 3.3.2. Экспертиза и отбор совместных (кластерных) проектов................... 160 3.3.3. Мероприятия государственной поддержки совместных (кластерных) проектов..................................................................................... 166 3.3.4. Мониторинг и оценка поддерживаемых кластеров ........................... 174 ЗАКЛЮЧЕНИЕ..........................................................................178 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ..........................................................188 ПРИЛОЖЕНИЯ .........................................................................213
  4. 4. 4 ВВЕДЕНИЕ Мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году, показал слабость российской экономики, ее зависимость от мировой сырьевой и финансовой конъюнктуры. Почти десятилетие стабильности привели в большей степени к политическому и отчасти военному, чем экономическому усилению России. Недостатки сырьевого пути развития были видны и ранее, однако, со всей очевидностью, проблемы развития России обнажались именно в кризис. Большинство ученых связывают эти проблемы с низкими темпами ввода новых основных фондов, падением квалификации рабочей силы, отсутствием стимулов у предпринимателей к внедрению нововведений, слабой ориентированностью научных организаций на коммерциализацию результатов своей деятельности, разрывами между наукой, образованием и бизнесом. Вопросы модернизации и формирования инновационной экономики являются ключевыми целями государственной политики Российской Федерации. В 2000-е годы в России были сформированы основные элементы инновационной инфраструктуры: бизнес-инкубаторы, технопарки, центры трансфера технологий, центры прототипирования и промышленного дизайна, центры коллективного пользования оборудованием; увеличено финансирование вузов, наиболее сильные из которых получили статус федеральных и научно- исследовательских университетов; стартовал проект иннограда Сколково. Вместе с тем, существенного сдвига от сырьевой экономики к инновационной добиться не удалось. Поиск факторов, стимулирующих инновационное развитие, привел к пониманию важности регионального уровня национальной экономики, к необходимости дифференцировать инновационную политику государства в зависимости от параметров экономики того или иного региона. Одним из
  5. 5. 5 ключевых инструментов инновационной политики нового поколения стали кластеры. Последние представляют собой механизм «сборки» и структуризации «местных» игроков, представляющих отдельные элементы региональной инновационой системы – бизнес, науку, образование и т.д., в целях реализации совместных проектов, способствующих росту конкурентоспособности продукции участников кластера. Функционирование в кластере позволяет фирмам интенсифицировать контакты с носителями ноу-хау, уникального практического опыта, персонифицированных знаний, стимулирует появление и распространение новых идей, увеличивает скорость внедрения нововведений. Кластерный подход к развитию инновационной экономики быстро распространился в большинстве стран мира. Подавляющее большинство европейских стран, начиная со второй половины 90-х годов XX века, запустили национальные кластерные программы. Элементы кластерного подхода представлены в «Концепции долгосрочного социально – экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной 17 ноября 2008 года. Согласно этому документу предполагается, что переход к инновационной экономике будет осуществлен в 2 этапа. На первом этапе (2008 - 2012 годы) планируется расширение тех глобальных конкурентных преимуществ, которыми обладает российская экономика в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов). Одновременно, должны создаваться условия для формирования ряда высокотехнологичных кластеров в европейской и азиатской частях России. Именно через эти «точки роста» должна быть осуществлена цель второго этапа (2013 - 2020 годы) - рывок в повышении глобальной конкурентоспособности экономики на основе ее перехода на новую технологическую базу (информационные, био - и нанотехнологии). Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 года № 2227-р, также в качестве
  6. 6. 6 одной из основных задач ставит развитие инновационных кластеров за счет активизации деятельности по реализации инновационной политики, осуществляемой органами государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальными образованиями. В 2012 году Министерство экономического развития Российской Федерации запустило первую национальную программу поддержки кластеров, в рамках которой было отобрано 25 пилотных инновационных территориальных кластера, которые планируется комплексно поддерживать в ближайшие пять лет. Несмотря на то, что кластеры и кластерная политика уверенно вошли в российский научный и политический лексикон, существуют фундаментальные проблемы, затрудняющие содержательное развитие кластерного подхода к формированию инновационной экономики в регионах России. Во-первых, вопросы, связанные с особыми преимуществами и недостатками от функционирования фирмы в рамках кластера, остаются дискуссионными. В том числе открытым является вопрос о причинах повышенной инновационной активности фирм в кластере и о значимости (величине) такого повышения. Во-вторых, проблема целесообразности, а также форм и механизмов вмешательства государства в процессы формирования и развития кластеров, до сих пор не окончательно решена. Противоречивые свидетельства о результативности мероприятий кластерной политики тормозят интеграцию кластерного подхода в существующие государственные политики и программы. В-третьих, закономерности, выявленные в наиболее развитых современных экономиках мира, далеко не всегда подтверждаются в экономиках развивающихся и транзитивных. Необходимы эмпирические подтверждения влияния кластеров на инновационную активность предприятий в российских регионах.
  7. 7. 7 В-четвертых, не идентифицированы направления с высоким потенциалом развития кластеров в регионах РФ. В-пятых, не раскрыто специфическое содержание региональной кластерной политики. Основной проблемой, к которой в итоге сводятся описанные пять проблем, является то, что кластерная политика как подход к развитию инновационной экономики в регионе не достаточно теоретически и эмпирически обоснован, а также не разработан общий алгоритм реализации кластерной политики в регионе. Вследствие этого, темпы распространения кластерной политики в регионах России низкие, а количество и уровень развития кластеров не соответствуют декларируемым целям перехода на инновационный путь развития. Более того, существует опасность заимствования поверхностных признаков без содержательного изменения формата взаимодействия организаций в кластере. Степень разработанности проблемы. Исследование теоретических вопросов пространственной и региональной экономики производились в научных трудах многих зарубежных авторов, таких как: Ф. Тюнен, В. Лаунхардт, В. Кристаллер, А. Леш, А. Вебер, В. Изард. Среди отечественных исследователей, прежде всего, следует выделить основоположника экономического районирования Н.Н. Колосовского, одного из авторов теории территориально-промышленных комплексов М.К. Бандмана, разработчика моделей экономики регионов А. Г. Гранберга, исследователя институциональных особенностей регионального развития А.Н. Пилясова и вопросов территориальной дифференциации социально-экономического развития России А.О. Полынева. Работа базируется на теории региональной экономики, представленной в трудах А.А. Адамеску, В.А. Вашанова, В.Н. Лексина, П.А. Минакира, Н.Н. Михеевой, А.И. Татаркина, А.Н. Швецова, Б.М. Штульберга и др.
  8. 8. 8 Существенный вклад в формирование концепции новой экономической географии и теории внешней экономии внесли А. Маршалл, К. Эрроу, П. Ромер, П. Кругман, M. Фуджита, А. Венабльс, Г. Дурантон, Дж. Хендерсон, С. Розенталь, В. Стрейндж и др. С точки зрения теории конкурентоспособности региона кластеры рассматривались в научных трудах М. Портера, О. Солвела, К. Кетелса, М. Энрайта, М.-П. Мензеля, Д. Форнахла, Е. Бергмана, Е. Фезера, А. Кучики. В российской науке исследованием кластеров занимаются следующие ученые: Г.Б. Клейнер, В.П. Третьяк, И.В. Пилипенко, Л.С. Марков, Д.В. Грушевский, А.Ю. Юданов, С.А. Афонцев, С.М. Кадочников, П.В. Воробьев и др. Проблематикой выявления и анализа кластеров в экономике региона занимались М. Портер, Г. Линдквист, А. Спилкамп, К. Вопел, С. Шаманский, Л. Аблас, Р. Стог, П. Арена, Р.Кулкарни, Дж., Риггл, М. Трайс и др. В сфере разработки и реализации кластерной политики в России, прежде всего, следует выделить А.Е. Шадрина, А.Н. Праздничных, А.Г. Шестопалова, В.Н. Княгинина, А.Н. Киселева, А.Б. Колошина, Ю.В. Михеева, Ю.В. Громыко, В.В. Никитаева, А.Н. Беляева, В.И. Адамова, Ю.С. Артамонову. Вместе с тем, несмотря на значительное количество работ по данной теме, специфическая проблема формирования инновационной экономики посредством создания и развития кластеров по-прежнему остается недостаточно разработанной. Цели и задачи работы. Целью настоящего исследования является теоретическое и методическое развитие региональной кластерной политики. Для достижения поставленной цели, в диссертации ставятся следующие задачи: исследовать причины повышенной инновационной активности организаций в кластере;
  9. 9. 9 обосновать целесообразность государственного вмешательства в процессы формирования и развития кластеров; определить место кластерной подхода в рамках экономической политики государства на основе сравнения промышленной и кластерной политик; выявить направления с высоким потенциалом развития кластеров в регионах РФ; осуществить оценку влияния кластеров на показатели инновационной активности и результативности в субъектах Российской Федерации в контексте других показателей; разработать методический подход к уточнению направлений с высоким потенциалом развития кластеров на примере города Москвы; разработать общий алгоритм реализации региональной кластерной политики, специфицированный, прежде всего, для малого и среднего предпринимательства и экономики крупных городов. Предмет исследования. Предметом исследования является управление инновационным развитием в регионе на основе кластерного подхода. Объект исследования. Объектом диссертационного исследования являются формирующиеся и существующие кластеры в субъектах Российской Федерации. Методологические и теоретические основы. Теоретической основой исследования являются труды отечественных и зарубежных ученых в области региональной экономики, пространственных экстерналий, становления и функционирования кластеров, кластерной политики. Методологической основой данного исследования явились труды отечественных и зарубежных ученых в области конкурентоспособности, постиндустриального общества, региональных инновационных систем.
  10. 10. 10 Диссертационная работа выполнена в соответствии с паспортом специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика), пунктами: 3.1. Развитие теории пространственной и региональной экономики; методы и инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений; пространственная эконометрика; системная диагностика региональных проблем и ситуаций. 3.2. Пространственное распределение экономических ресурсов; теоретические, методические и прикладные аспекты размещения корпоративных структур, фирм малого и среднего бизнеса, экономических кластеров, предприятий общественного сектора, домохозяйств. 3.3. Пространственная организация национальной экономики; формирование, функционирование и модернизация экономических кластеров и других пространственно локализованных экономических систем. 3.6. Пространственная экономика. Пространственные особенности формирования национальной инновационной системы. Проблемы формирования региональных инновационных подсистем. Региональные инвестиционные проекты: цели, объекты, ресурсы, эффективность. Научная новизна диссертационного исследования заключается в теоретическом и методическом развитии региональной кластерной политики. В процессе выполнения исследования автором сформулирован ряд положений и выводов, обладающих научной новизной: 1. Осуществлена идентификация направлений с высоким потенциалом развития кластеров в субъектах Российской Федерации на основе адаптации методологии Института Конкурентоспособности и Стратегии (Гарвардская бизнес школа) и Европейской Кластерной Обсерватории. В основе проведенного исследования лежит определение и расчет занятости в кластерных группах по всем регионам, а также выделение
  11. 11. 11 значимых кластерных групп с использованием коэффициента локализации, показателей размера и фокуса кластерных групп. 2. Выявлено значимое положительное влияние количества и уровня развития кластеров на инновационную активность предприятий в субъектах Российской Федерации. Для этого построена структурная модель, включающая в себя помимо показателей кластеризации и инновационной активности также показатели урбанизации и экономического благополучия. Оценка модели осуществлена методом частичных наименьших квадратов. Значимость коэффициентов проверена с помощью метода Bootstrap. 3. Разработан подход к уточнению направлений с высоким потенциалом развития кластеров в регионе, реализованный на примере города Москвы. В результате удалось определить следующие направления с высоким потенциалом развития кластеров в городе Москве: «Измерительное и исследовательское оборудование», «Образовательная и научно-исследовательская деятельность», «Информационные технологии», «Биофармацевтические препараты», «Коммуникационное оборудование», «Аэрокосмическая промышленность», «Финансовые услуги», «Издательская деятельность и полиграфия». 4. Предложен общий алгоритм реализации региональной кластерной политики, специфицированный, прежде всего, для малого и среднего предпринимательства и экономики крупных городов. Данный алгоритм состоит из пяти последовательных этапов: идентификация направлений с высоким потенциалом развития кластеров, поддержка самоорганизации организаций для реализации совместных кластерных проектов, конкурсный отбор совместных (кластерных) проектов, мероприятия государственной поддержки совместных (кластерных) проектов, управление портфелем поддерживаемых кластеров (на основе мониторинга и оценки).
  12. 12. 12 Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость исследования заключается в том, что результаты работы способствуют расширению теоретической и методологической базы региональной экономики, инновационного менеджмента, экономики развития, государственного и муниципального управления, а также могут быть использованы при преподавании дисциплин: «Региональная экономика», «Экономическая география», «Экономика развития», «Инновационный менеджмент» и других. Практическая значимость исследования состоит в возможности использования предложенных методических подходов органами государственной власти, а также участниками кластерных инициатив. Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались на следующих конференциях: 1. XI Общероссийский форум «Стратегическое планирование в регионах и городах России», 22-23 октября 2012 г., г. Санкт-Петербург. 2. 52-ой Европейский Конгресс Международной ассоциации региональных исследований «Регионы в движении - Смена пути», 21-25 августа 2012 года, Словакия, г. Братислава. 3. II Межрегиональный форум «INNOMED», круглый стол «Кластерный подход в развитии медицинской и фармацевтической промышленности. Региональный опыт», 5-6 апреля, г. Пенза. 4. XIII Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества, Сеccия Q-03. Предшествующее и современное развитие регионов, НИУ ВШЭ, 3-5 апреля 2012 г., г. Москва 5. Международная научная конференция "Современные проблемы пространственного развития" посвященная памяти и 75-летию со дня рождения академика А.Г. Гранберга, 21-22 июня 2011 года, г. Москва 6. VIII Международная научно-практическая конференция по проблемам экономического развития в современном мире «Устойчивое развитие
  13. 13. 13 российских регионов: человек и модернизация», круглый стол «Кластеры, кластерная политика и особые экономические зоны», 22-23 апреля 2011 г., г. Екатеринбург. 7. XII Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества, Сессия I-08. Инновации и экономическое развитие регионов, НИУ ВШЭ, 5-7 апреля 2011 г., г. Москва. 8. Межрегиональная конференция «Предпринимательство в промышленности: пути развития. Мероприятия государственной поддержки совместных (кластерных) проектов МСП», 02 декабря 2010 года, г. Москва. 9. IV Межрегиональный экономический форум «Самарская инициатива: кластерная политика – основа развития национальной экономики» 25-26 ноября 2010 года, г. Самара. 10. Международный форум «Интеграция российского бизнеса в мировое экономическое пространство как стратегия повышения конкурентоспособности», 10-11 ноября 2010 года, г. Москва. 11. Круглый стол «Моделирование экономических кластеров как основа модернизации социально-экономического развития региона», 23 июня 2010, г. Уфа. 12. Заседание подкомитета ТПП РФ по развитию субконтрактации и кластерных технологий (комиссия по развитию кластерных технологий), ТПП РФ, 07 июня 2010 года, г. Москва. 13. Дискуссионная сессия «Использование технологии кластеризации малого бизнеса – важный элемент модернизации российской экономики» в рамках X Всероссийской конференции представителей малых и средних предприятий «Роль малого и среднего бизнеса в модернизации экономики России», 24 мая 2010 года, г. Москва.
  14. 14. 14 14. Круглый стол «Инновационный кластер» Подкомитета по развитию инновационного предпринимательства Москва, ТПП РФ, 28 апреля 2010 года, г. Москва. 15. V международная научно-практическая конференция «Современная экономическая теория и реформирование экономики России», РУДН, 27 ноября 2009 г., г. Москва. 16. Международная конференция «Инновации и инвестиции как эффективная основа конкурентоспособности российского малого и среднего бизнеса на внутренних и международных рынках», Торгово-Промышленная Палата, 9 ноября 2009 года, г. Москва. 17. Круглый стол «Конкурентоспособность и кластеры», Государственный Университет, Тула, 09 октября 2009 г., г. Москва. 18. Вторая международная научная конференция «Инновационное развитие экономики России: ресурсное обеспечение», Экономический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 22 – 24 апреля 2009 г., г. Москва. 19. XXII Международные Плехановские чтения. РЭА им. Г.В. Плеханова, 14 апреля 2009 г., г. Москва. 20. Международная научно-практическая конференция «Теория и практика институциональных изменений в экономическом развитии общества», Казанский государственный технический университет, 19-21 января 2009, г. Казань 21. Всероссийская научная конференция «Институциональные предпосылки инновационного развития России», РЭА им. Г.В. Плеханова, 28 октября 2008г., г. Москва. 22. Шестая научная конференция международной ассоциации институциональных исследований «Проблемы современной экономики и институциональная теория», ДонНТУ, 2-3 октября 2008 г., Украина, г. Донецк.
  15. 15. 15 Автором опубликовано 17 научных работ, общим объемом 13,4 п.л., из них в научных журналах перечня ВАК 7, общим объемом 4,8 п. л. Автор апробировал ряд положений диссертационной работы в нескольких научно-исследовательских работах, в том числе «Разработка предложений, рекомендаций и методических материалов по созданию, функционированию и развитию центров кластерного развития в субъектах Российской Федерации» (Министерство экономического развития РФ) и «Исследование предпосылок и формирование базовых инструментов развития образовательных кластеров на основе сетевого взаимодействия ведущих инженерных вузов с предприятиями и учреждениями профессионального образования других уровней в интересах развития приоритетных отраслей экономики в субъектах Российской Федерации» (Министерство образования и науки РФ). Положения диссертационной работы были использованы при преподавании дисциплин: «Экономическая история» (Международный институт экономики и финансов, НИУ ВШЭ), «Организация бизнеса» (Международная академии бизнеса и управления), «Экономика для менеджеров» (Институт экономики и финансов «Синергия»). Структуры работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, библиографии и пяти приложений. Общий объем диссертации составляет 246 страниц, в том числе 18 таблиц, 35 рисунков, приложения на 33 страницах. Библиография содержит 212 наименований трудов отечественных и зарубежных авторов, нормативно-правовых источников и данных статистики.
  16. 16. 16 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КЛАСТЕРНОГО ПОДХОДА К РАЗВИТИЮ ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕГИОНЕ 1.1. КЛАСТЕРЫ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ 1.1.1. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ЭКСТЕРНАЛИЙ В КЛАСТЕРЕ Экономическая причина формирования и существования кластера лежит в том, что кластер своим участников ряд преимуществ. Данные преимущества вслед за А. Маршаллом принято называть внешней экономией (экстерналиями) по аналогии с внутренней экономии от масштаба производства. Внешней эта экономия является потому, что она рождается за рамками каждой отдельной фирмы, в процессе взаимного дополнения. Если для максимизации внутренней экономии руководство фирмы должно ответить на вопрос «сколько» и «как» производить, то для максимизации экономии внешней – «где располагаться?» и «с кем и как взаимодействовать?». Как и внутренняя экономия, внешняя экономия позволяет фирмам, которые ее получают, быть при прочих равных более производительными (и, следовательно, конкурентоспособными). На данный момент является традиционным разделять внешнюю экономию на 2 типа: эффекты кластеризации (локализации) и эффекты урбанизации [135, p. 15, 19, 231; 146; 168; 182; 203]. Отличительные особенности этих эффектов, а также результаты эмпирических оценок их значимости и размера представлены в приложении 1. Существуют различные классификации внешней экономии, связанной с функционированием фирмы в кластере. Большинство исследователей придерживается классической классификации (точнее набора) внешних
  17. 17. 17 экономий, называемой Маршаллианскими эффектами или MAR-эффектами (по первым буквам фамилий ученых Marshall, Arrow, Romer1 ). В данный набор включают три эффекта (внешней экономии): доступность специализированной рабочей силы; концентрация фирм в общей сфере деятельности: прежде всего, специализированных поставщиков, покупателей, фирм в рамках одной производственной цепочки; интенсификация и углубление информационных обменов (в том числе обмена инновациями). Альтернативную классификацию предлагают Г. Дурантон и Д. Пуга, которые выделяют три типа механизма внешней экономии: совместное участие в выгодах (sharing), подбор (matching), обучение (learning) [158; 159; 203, p.9]. В принципе, данные классификации по-разному группируют одни и те же преимущества. Так как классификация MAR-эффектов гораздо более распространена, то мы рассмотрим ее подробнее. Кластер представляет собой концентрацию фирм в общей сфере деятельности. Фирмы предъявляют спрос на специализированную рабочую силу, что приводит к ее концентрации в кластере. Развитый рынок труда позволяет фирмам находить наиболее подходящий персонал, а работникам подбирать работу, позволяющую в наибольшей степени реализовать их таланты. Возможность выбора повышает мобильность персонала, что положительно сказывается как на качестве рабочей силы, так и на эффективности ее распределения по фирмам. Данное преимущество было замечено еще А. Маршаллом [28]. Концентрация профильных компаний в кластере ведет к тому, что в кластере также размещаются специализированные поставщики. Помимо этого в кластере начинает развиваться профильная инфраструктура. Концентрация поставщиков и инфраструктуры, как минимум, дает экономию на транспортных 1 В принципе, все MAR-эффекты были с большей или меньше степенью детализации упомянуты А. Маршаллом [28]. Эрроу и Ромер [144; 193] лишь заново открыли их для научного сообщества [182, p.1].
  18. 18. 18 издержках для профильных компаний. Конкуренция между поставщиками позволяет снижать цены для их покупателей2 . Немаловажным фактором является легкость в экспериментировании за счет возможности быстрого доступа и непосредственного общения с поставщиками и научными, инфраструктурными и финансовыми организациями. Концентрация рабочей силы, специализированных поставщиков и инфраструктуры, в свою очередь, начинает привлекать профильные компании. В некоторых случаях, в кластере наблюдается концентрация покупателей. В особенности, если речь идет об инвестиционных товарах, технически сложной или дорогой конечной продукции [28]. Концентрация покупателей увеличивает спрос на продукцию компаний, входящих в кластер, что является безусловным конкурентным преимуществом. В экономической географии принято характеризовать величину местного спроса показателем «рыночного потенциала» региона [167]. Концентрации фирм в общей сфере деятельности часто приводит к углублению разделения труда и развитию специализации. Во-первых, сосуществование в кластере прямых конкурентов, поставщиков и клиентов ведет к лучшему пониманию специфических требования покупателей, особенностей товара конкурентов и возможностей своих поставщиков, глубокому пониманию своих отличительных конкурентных преимуществ. Это позволяет фирме успешно дифференцировать свой продукт (в том числе за счет сегментирования рынка и позиционирования продукта). Дифференциация продукта повышает его привлекательность, позволяет занять предприятию свою рыночную нишу, укрепить конкурентные преимущества. Во-вторых, охват предприятиями кластера всей (или большей части) цепочки создания добавленной стоимости делает возможным и выгодным компаниям специализироваться на разных этапах этого процесса. Такая специализация позволяет им быть более производительными [28]. Интересным 2 В случае, конечно, если конкуренция между самими покупателями не является более жесткой.
  19. 19. 19 следствием возможности разделять между фирмами производственный процесс является снижение объема требуемого капитала для открытия своего бизнеса. Это ведет к большей вовлеченности в хозяйственную деятельность субъектов малого и среднего предпринимательства и дальнейшему развитию процесса разделения труда3 . Отдельно, необходимо выделить внешнюю экономию, связанную с трансакционными издержками [195, p. 131]., которую также, по мнению автора, можно обобщить как институциональные преимущества кластера. Обоснование данного типа внешней экономии кластера представлено в приложении 2. В следующем параграфе будут рассмотрены инновационные преимущества, которые получает функционирующая в кластере фирма. 1.1.2. ИННОВАЦИОННЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ОТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ В РАМКАХ КЛАСТЕРА Последней из трех классических внешних экономий (MAR-эффектов), привлекающих и удерживающих фирмы в кластере, является обмен инновациями. Обмен инновациями трактуется в данном случае широко как циркулирование в кластере потоков бизнес-информации, ноу-хау, технического опыта, а также связанные с этим процессы обучения. Инновации могут быть как технической природы, так и быть связанными с улучшениями бизнес моделей [325, p.228]. Получение доступа к инновационным потокам, являющимися «строительным материалом» для собственных инноваций, является значимым конкурентным преимуществом в современной экономике. Как и уже описанные внешние экономии, обмен инновациями был впервые выделен А. Маршаллом4 . Вместе с тем в классических теориях 3 Кластеризация малых фирм явилась одним из факторов, позволивших решить проблему недостатка финансовых ресурсов у мелких предпринимателей и обеспечивших Китаю быструю индустриализацию [195]. 4 «Тайны профессии перестают быть тайнами, но как бы пронизывают всю атмосферу, и дети бессознательно познают многие из них. Хорошая работа оценивается по справедливости, достоинства изобретений и усовершенствований в машинном оборудовании, в технологических процессах и в общей организации производства сразу же подвергаются обсуждению: если один предложил новую идею, ее подхватывают другие
  20. 20. 20 пространственного размещения (как и в новой экономической географии) фактор инноваций практически не брался во внимание. Дело тут не в том, что инновации не важны с точки зрения выбора места локализации (как раз, наоборот), а в том, что большинство концепций, связанных с инновациями носят размытый характер (причины сливаются со следствиями и пр.), не позволяющий использовать их в строгих моделях. Вместе с тем, данный недостаток постепенно преодолевается5 . К сожалению, вопросы инновационных преимуществ, возникающих в кластере, не всегда излагаются достаточно убедительно: перечисление разных эффектов, которые так или иначе могут быть отнесены к инновационным преимуществам, не позволяет понять, какие из этих эффектов более важные, какие - менее, что является причиной, а что – следствием. По мнению автора, существует две фундаментальные причины, благодаря которым предприятия, заинтересованные в инновационном развитии, концентрируются в кластерах. Первая причина заключается в том, что инновационная активность распределяется в пространстве крайне неравномерно6 . Инновационная активность напрямую зависит от доступа к актуальным знаниям. Под такими знаниями подразумевается не стандартизованная информация, не информация о шаблонных действиях и не научные публикации. Ее сложно получить посредством количественного маркетингового анализа (анализ вторичной информации и статистических данных), в ходе интервьюирования или фокус-групп. Актуальное знание, которое может стать конкурентным преимуществом фирмы – это информация о и дополняют собственными соображениями, и она, таким образом, становится источником, в свою очередь порождающим новые идеи» [28]. 5 Эрроу и Ромер, первые буквы фамилий которых помимо А. Маршалла вошли в аббревиатуру MAR-эффектов, как раз занимались вопросами обучения (learning) и знания с точки зрения развития моделей, описывающих экономический рост [144; 193]. 6 Так, анализ статистики распределения расходов на НИОКР в промышленном секторе по штатам США за 2005 г. показал, что на 10 штатов с максимальными расходами на НИОКР пришлось 2/3 их объема. При этом только фирмы Калифорнии инвестировали в НИОКР 22% всех подобных инвестиций в США. www.nsf.gov/statistics/infbrief/nsf07335/. Тезис о сильной асимметрии в территориальном распределении инновационной активности подтверждается эмпирическими исследованиями [150, 152].
  21. 21. 21 последних изменениях, опыт конкретных людей, которые получили его через практику, путем проб и ошибок [155]. Такие знания, как правило, имеют значительную персонифицированную часть [137], и эффективно распространяются лишь путем личного контакта. Регулярные личные контакты предполагают, что взаимодействующие субъекты должны располагаться неподалеку друг от друга. Кластеры в этой связи представляют собой площадки, на которых частые каждодневные взаимодействия лицом к лицу стимулируют возникновение идей, концепций, бета-версий, которые постоянно совершенствуются [135, p.226]. Помимо персонифицированного знания, существует и другие факторы, влияющие на неравномерность распределения инновационной активности в пространстве. Во-первых, инновации в постиндустриальном обществе в своей массе – это продукт систематической работы профессиональных ученых. Таким образом, инновации тяготеют к развитой научной и инновационной инфраструктуре. Во-вторых, инновации, как правило, рождаются как реакция на острую «внутреннюю» конкуренцию близко расположенных фирм. В- третьих, большие расходы на НИОКР (являющиеся частью инновационной активности), как правило, осуществляются государством или крупными корпорациями, которые становятся во главе научно-технического прогресса. Данные субъекты формируют спрос на инновационную продукцию и, соответственно, привлекают инновационно активные фирмы на территорию своей локализации. Вторая причина инновационных преимуществ кластера заключается в том, что инновационная деятельность подразумевает согласованную работу множества организаций: поставщиков комплектующих, производителей, продавцов, потребителей, финансовых организаций и пр. «Для осуществления любой... инновации необходимы партнеры-потребители и партнеры- поставщики. И чем радикальнее (и зачастую ценнее) инновация, тем больше, глубже и шире должны быть задействованы другие игроки, особенно
  22. 22. 22 потребители» [107]. Даже венчурные капиталисты, как правило, инвестируют средства в компании, располагающиеся в непосредственной близости от них7 . Необходимость географической локализации множества связанных организаций в целях осуществления инновационного процесса подтверждается на практике8 . Необходимость территориальной близости разных хозяйствующих субъектов для поддержания полноценной инновационной активности приводит к пониманию кластеров как очагов (или анклавов) инновационной экономики. Все остальные инновационные преимущества, связанные с кластеризацией, по мнению автора, следуют из этих двух фундаментальных причин (рис. 1.1). Распространение знания в кластере ведет к его умножению, так как при обмене знаниями не происходит его отчуждения. Наличие инновационно активных тесно взаимодействующих фирм позволяет более быстро вносить изменения в продукт или технологию и, в общем, сокращать жизненный цикл продукта, находясь в лидерах процесса обновления и изменений. Более того, готовые к внедрению инноваций контрагенты дают фирме легкость в экспериментировании с целью дальнейшего развития продукта. Важным преимуществом кластера является повышение конкурентоспособности входящих в него фирм за счет инноваций других фирм. Речь идет, прежде всего, о «входящих» инновациях, созданных фирмами- поставщиками (улучшенные характеристики оборудования, используемого сырья, материалов, полуфабрикатов и пр.). 7 Например, многие бизнес-ангелы работают с фирмами, находящимися в часе-двух езды от них. Это связано с тем, что подобные инвесторы предпочитают помимо собственно инвестирования принимать непосредственное участие в функционировании бизнеса, делясь своими знаниями и опытом [59]. 8 Так, первоначально японские автомобильные компании (Toyota, Honda и Nissan) для экспансии на китайский рынок разместили в провинции Гуандун лишь сборочные производства. Со временем в силу роста значимости данного рынка появилась необходимость обновить модельный ряд и изменить его в соответствии с потребностями местного населения. Для этого в выделенных промышленных парках в этой провинции постепенно были размещены связанные с головными подразделениями японские поставщики разных уровней [177, p. 14].
  23. 23. 23 Рис. 1.1. Причины и следствия локализации инновационно активных предприятий в кластере Источник: автор. Большие возможности для инноваций, а также требовательный спрос9 и высокая конкуренция делают стратегию постоянного совершенствования безальтернативной, что является преимуществом перед фирмами, не расположенными в кластере. Таким образом, фирмы, заинтересованные в инновационном развитии, имеют все основания концентрироваться в профильных кластерах. В ряде зарубежных исследований показано, что размещение в кластере положительно 9Высокие характеристики предложения ведут к тому, что постепенно требовательность спроса также поднимается. Изощренный спрос (sophisticated demand) сам становиться важным фактором совершенствования продукта.
  24. 24. 24 влияет на инновационную активность предприятия10 . Более того, поскольку в современной экономике для компаний жизненно важно постоянно совершенствовать свои конкурентные преимущества путем инноваций, пребывание вне профильных кластеров подрывает их конкурентоспособность и, в конечном счете, – всего региона. Отдельно необходимо отметить преимущества кластера для старт-апов. Открывать свое дело в кластере за счет высокой внутренней конкуренции, конечно, более рискованно. Однако в случае провала предприниматель с большей вероятностью сможет найти себе применение как работник, не меняя сферы деятельности, или найти себе новых компаньонов для нового дела. Итак, подводя итоги первых двух параграфов, отметим, что кластер существует не случайно или вследствие существования внеэкономических причин. Внешняя экономия, предоставляя неоспоримые преимущества экономическим агентам, является микроэкономическим фундаментом, обуславливающим существование кластеров. В рамках внешних экономий, образующихся в кластере, выделяют и инновационные преимущества. Однако возникает вопрос, какова роль инновационных преимуществ в ряду других типов внешней экономии? На этот вопрос мы попытаемся дать ответ в следующем параграфе. 1.1.3. РОЛЬ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ СРЕДИ ЭКСТЕРНАЛИЙ, ПОРОЖДАЕМЫХ КЛАСТЕРОМ Если бы описанные в предыдущем пункте внешние экономии были бы постоянными, то, рано или поздно, вся экономическая деятельность сконцентрировалась бы в немногих кластерах (может быть в одном кластере для каждой сферы деятельности). И при этом, что важнее, никаких 10 Например, исследование патентной активности 75 крупнейших биофармацевтических корпораций в США, Европе и Японии показало, что размещение в регионах, в которых существуют сильные биофармацевтические кластеры, положительно влияет на патентную активность корпорации [178].
  25. 25. 25 перемещений из кластеров мы бы не наблюдали, так как полученные раз преимущества (пусть и случайным образом), далее с ростом концентрации предприятий только усиливались бы. Однако в реальности, этого не происходит. Кластеры не растут одинаковыми темпами постоянно: с какого-то момента их размеры стабилизируются. Некоторые кластеры с течением времени теряют свою привлекательность и исчезают. Очевидно, что дело в том, что развитие кластера связано не только с положительными внешними эффектами, но также и отрицательными. В качестве синонимичных понятий положительным и отрицательным внешним экономиям мы традиционно будем употреблять понятия центростремительных и центробежных эффектов соответственно. Наиболее существенные центростремительные и центробежные эффекты, влияющие на формирование, развитие и упадок кластеров, представлены в таблице 1.1. Таблица 1.1. Направленность и тип внешней экономии в кластере Направленность внешней экономии Тип внешней экономии Центростремительные эффекты Центробежные эффекты Производственная эффективность экономия на транспортных издержках; преимущества от развитого рынка труда в кластере; преимущества совместного доступа к специализированной немобильной инфраструктуре; преимущества от разнообразия и специализации в кластере (в том числе снижение объема требуемого для организации бизнеса капитала, а также возможность использования увеличение стоимости немобильных факторов производства (прежде всего, земли, помещений, человеческих ресурсов).
  26. 26. 26 специализированного оборудования). Институциональные преимущества снижение издержек получения новой информации о покупателях, контрагентах, конкурентах и их продукции; ускорение институционализации новых практик; существования развитого трансакционного сектора; получение выгод от совместных проектов. устаревание институтов (которые перестают соответствовать новым реалиям), в том числе проблема бюрократизации, формализма; рост трансакционных издержек (вследствие увеличения количества самостоятельных участников в кластере); увеличение стоимости местных трансакционных благ (прежде всего, легальной и нелегальной защиты прав собственности, включая откуп от чиновников, бандитов и «силовиков»). Инновационные преимущества снижение издержек доступа к новым знаниям (вследствие того, что новые знания имеют значительную скрытую (tacit) часть и эффективно распространяются лишь путем личного контакта); снижение издержек создания нововведений (вследствие распространения нового знания, концентрации его носителей); увеличение скорости внедрения нововведений за счет формирования инновационного окружения; увеличение количества и уровня «входящих» инноваций других фирм; повышение инновационной активности вследствие повышенной конкуренции внутри кластера (отрицательный стимул). эффект технологической блокировки (lock-in) Источник: автор. Центростремительные эффекты были нами подробно рассмотрены в предыдущем пункте. Далее, исследуем центробежные эффекты.
  27. 27. 27 Первым из таких эффектов является постепенное увеличение стоимости немобильных факторов производства (прежде всего, земли, помещений, человеческих ресурсов)11 . Это один из наиболее изученных центробежных эффектов12 . Действительно, практика показывает, что в местах расположения наиболее успешных кластеров (например, Кремниевая Долина) стоимость земли, аренды, а также уровень заработных плат является наивысшим по отрасли. Очевидно, что высокая стоимость немобильных факторов производства напрямую зависит от высокой производительности фирм в кластере, которая в свою очередь, является, в том числе, следствием положительных внешних эффектов. Рост стоимость немобильных факторов производства можно трактовать как поглощение прибыли предпринимателей владельцами немобильных факторов производства. Зачастую, в итоге всю дополнительную выгоду от функционирования кластера получают именно владельцы таких факторов производства13 . В случае если немобильные факторы являются дефицитными, либо на рынке этих факторов наблюдается высокая концентрация собственности в одних руках, владельцы немобильных факторов производства вполне могут «захватить» не только дополнительные выгоды (порождаемые положительной внешней экономией), но и нормальную прибыль предпринимателя. В этом случае, центробежный эффект в кластере становится более значимым, чем центростремительный. Вторая группа центробежных эффектов относится к институциональной активности фирмы (и, в отличие от других центробежных эффектов до сих пор системно не рассматривалась). Развитие кластера связано не только с ростом 11 Отметим, что немобильность подразумевает невозможность доступа к ресурсу вне кластера. Так рост стоимости мобильных факторов производства приведет к тому, что эти факторы будут покупаться у компаний, не входящих в кластер. Таким образом, рост стоимости мобильных факторов в кластере не приведет к появлению эффекта, выталкивающего фирмы из кластера. 12 Например, именно он включен в модель, предложенную П. Кругманом (модель Диксита-Стиглица-Кругмана) [174; 175]. 13 Французский исследователь Мартинс с коллегами, анализируя эту гипотезу на данных по Франции, пришел к выводу, что значительную долю выгод от внешней экономии «захватывается» именно владельцами земли [182, p. 27].
  28. 28. 28 институциональных преимуществ, но также таит в себе опасности возникновения институциональных проблем. Прежде всего, отметим, что институциональная динамика часто инерционна (в особенности, что касается неформальных институтов). В этой связи, вполне реальна опасность устаревания институтов (то есть ситуация, когда институты перестают соответствовать успешным паттернам взаимодействия). Разумеется, как мы уже отметили, есть основания утверждать, что в кластере (в силу более тесного взаимодействия) новые институты появятся достаточно быстро. Однако эти новые институты должны будут встраиваться в систему старых, и, возможно, конкурировать с ними. Так, вполне возможно, что старые институты будут организационно оформлены в виде сложившихся союзов, ассоциаций и пр., с устоявшимся членством (бюрократией и формализмом). В этой связи, возможно, что новым перспективным фирмам, со своими поставщиками, клиентами, инвесторами и пр. придется формировать свои площадки для взаимодействия и устанавливать новые правила работы (что связано с дополнительными трансакционными издержками). Следующей институциональной проблемой в кластере является рост трансакционных издержек в связи с ростом количества фирм и вообще людей в кластере. Рост кластера постепенно приводит к росту трансакционных издержек, которые после достижения определенной величины начинают превосходить выгоды от расположения в кластере. Здесь, по-нашему мнению, уместна аналогия с фирмой, оптимальный размер которой определяется исходя из соотношения трансакционных издержек функционирования рыночного механизма и трансакционных издержек, возникающих в рамках фирмы (агентских издержек) [24, с.33-54]. Точно также трансакционные издержки функционирования в рамках кластера могут превысить размер трансакционных издержек вне кластера. Такое превышение проявляется в потере управляемости кластером. В этом случае,
  29. 29. 29 членов становится так много, что им становится чрезвычайно трудно и дорого договариваться друг с другом для совместного действия и вообще решения общих вопросов. Возможно, что издержки самоорганизации даже превысят те выгоды, которые фирма получает от совместного действия (особенно при сравнении с индивидуальным действием, где издержки самоорганизации равны нулю). Последним в таблице (но не по значимости) центробежным институциональным эффектом является увеличение стоимости местных трансакционных благ. В институциональной экономике наиболее важным из таких благ считается защита прав собственности. С одной стороны, от государства стоило бы ожидать приоритетные усилия по предоставлению трансакционных благ для кластеров. Например, китайские власти в провинции Гуандун так и поступают по отношению к формирующемуся автомобильному кластеру. С другой стороны, опыт многих других стран, а также история дает множество примеров обратного: когда вслед за успехом кластера следует мероприятия по его разграблению. Историк Дж. Мокир обобщает эту закономерность, вводя понятие отрицательной институциональной обратной связи14 . Вообще для государства (за несколькими исключениями) до самого последнего времени, конфискация была обычной практикой, заменяющей современной систематическое налогообложение [43]. При этом часто причинами фактического разграбления формирующихся кластеров являлись не только финансовые потребности, но и политические мотивы: стремление убрать потенциальных конкурентов и вообще чрезмерно (по мнению 14 «Отрицательная институциональная обратная связь охватывает политические и социальные изменения, выступающие результатом экономического роста, который идет на спад или даже меняет направление на противоположное. На протяжении большей части истории однозначно наблюдалась тенденция, согласно которой грабители и тунеядцы слетались на богатство, извлекаемое из экономического роста, как мухи на мед. Успешные в торговом и промышленном отношении регионы (такие как Северная Италия, Нидерланды, Бельгия и Люксембург) и группы (например, евреи и меннониты с рейнских земель) возбуждали зависть и жадность менее удачливых или не столь обеспеченных ресурсами соседей. Предприимчивость, усердие и изобретательность создавали внутри групп возможности для рентоориентированного поведения субъектов, которые находили политику или насилие более прибыльными, чем усердная работа. Региональный успех, торговый и финансовый, манил сборщиков налогов, пиратов, захватчиков и склонных к банкротству заемщиков. Вместе с тем он порождал, в почти диалектической манере, средства своей собственной погибели. Наиболее явной формой отрицательной институциональной отдачи до 1815 г. стала, несомненно, война. Часто экономический рост косвенно провоцировал эти конфликты» [99, c. 8].
  30. 30. 30 правителей) богатеющих людей15 . К сожалению, отрицательная институциональная обратная связь, похоже, является до сих пор реальностью во многих транзитивных и развивающихся стран, в том числе и для России. Успех предприятий в кластере вполне может привлечь рейдеров, «силовиков», родственников крупных чиновников. В данном случае, теорема Коуза может сработать «наоборот» и собственность перейдет от наиболее эффективных собственников к менее эффективным. Такие действия ведут к увеличению трансакционных издержек, связанных с нелегальной защиты прав собственности, с необходимость договариваться. Отдельно необходимо отметить то, что конкуренция (являясь институтом) не является центробежным фактором для фирм в кластере. Дело в том, что кластер формируется из фирм, прежде всего, в торгуемых видах деятельности (то есть видах деятельности, ориентированных на экспорт, в том числе межрегиональный). Конкуренция в таких видах деятельности, как правило, носит глобальный характер (или, как минимум, национальный). Например, тот факт, что в Тольятти до недавнего времени были слабо представлены иностранные автопроизводители, не делало конкуренцию в этой сфере в Самарской области менее жесткой. Последняя - третья группа центробежных эффектов относится к инновационной деятельности фирмы. Главное проблемой в сфере инноваций для развития кластеров является так называемая технологическая блокировка. Мензель и Форнахл, проанализировав большое количество литературы по развитию кластеров, сделали вывод, что географически сконцентрированные фирмы демонстрируют непропорционально высокий уровень инновационной активности на этапе роста отрасли. Вместе с тем, компании, не входящие в 15 Конфискацию как метод борьбы с сенаторами использовали некоторые римские императоры (Bartlett B. How excessive government killed Ancient Rome // CATO Institute. 1994. URL: http://www.cato.org/pubs/journal/cjv14n2- 7.html. Дата доступа: 01 ноября 2012). Точно также поступали бюрократы в традиционном Китае, препятствуя формированию класса буржуазии [136, p. 160]. Ф. Бродель обосновал практикующийся во многих цивилизациях метод конфискации как способ политического долголетия (при экономической стагнации) [64, с. 115-120].
  31. 31. 31 кластер, наоборот, более успешных в сфере инноваций на более поздних стадиях развития отрасли [184, p. 5]. Эффект опережающего спада в инновациях связан с тем, что интеллектуальные модели (mental models) поведения локализованных игроков схожи друг с другом и в большей степени сфокусированы на успешной в прошлом траектории. Они перестают учитывать новые открытия, развитие в новых связанных отраслях, возникает эффект блокировки (когда ранее успешный путь становится с течением временем тупиковым, но практически безальтернативным). Другими словами, с течением времени кластер может потерять необходимый для инноваций уровень разнообразия знаний и опыта16 (рис. 1.2). Рис. 1.2. Рост кластера и динамика уровня разнообразия знания и опыта. Источник: Menzel M.-P., Fornahl D. Cluster Life Cycles - Dimensions and Rationales of Cluster Development // Jena Economic Research Papers. 2007. No 2007-076. P. 19. URL: http://www.econstor.eu/dspace/bitstream/10419/25650/1/553691740.PDF. Дата доступа: 01 ноября 2012. 16 Эмпирические исследования показали, что технологическое разнообразие (heterogeneity) существует на разных этапах жизненного цикла отрасли, однако пространственное размещение этого разнообразия меняется: в рамках штата на ранних этапах жизненного цикла и между штатами на этапе зрелости. Другими словами, кампании постепенно сходятся в сфере технологии в рамках одного региона и остаются разнородными при межрегиональных сравнениях (Rigby D. L., Essletzbichler A. Technological variety, technological change and a geography of production techniques // Journal of Economic Geography. 2006. 6. P. 45-70.).

×