O slideshow foi denunciado.
Seu SlideShare está sendo baixado. ×

The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore

Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Anúncio
Carregando em…3
×

Confira estes a seguir

1 de 29 Anúncio

The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore

Baixar para ler offline

The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore
Vitaly N.Suprunenko & Julia P. Drobatuhina,
LLC "Sun School", Russian Federation

The Seventh International Conference on Languages, Linguistics, Translation and Literature
11-12 June 2022 , Ahwaz
For more information, please visit the conference website:
WWW.LLLD.IR

The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore
Vitaly N.Suprunenko & Julia P. Drobatuhina,
LLC "Sun School", Russian Federation

The Seventh International Conference on Languages, Linguistics, Translation and Literature
11-12 June 2022 , Ahwaz
For more information, please visit the conference website:
WWW.LLLD.IR

Anúncio
Anúncio

Mais Conteúdo rRelacionado

Semelhante a The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore (20)

Mais de The Annual International Conference on Languages, Linguistics, Translation and Literature (20)

Anúncio

Mais recentes (20)

The Study of Parallels in the Development of Persian and Russian Folklore

  1. 1. The study of parallels in the development of Persian and Russian folklore Moscow, Russia/ Ahwaz, Iran The Seventh International Conference on Languages, Linguistics, Translation and Literature
  2. 2. Research objective В своих исследованиях мы поставили цель: на основе изучения становления классической персидской литературы периода правления Арабского халифата и её взаимодействия с устным народным творчеством проанализировать процессы взаимодействия фольклора и художественной литературы в России 20 века. In our research, we set a goal: based on the study of the formation of classical Persian literature during the reign of the Arab Caliphate and its interaction with oral folk art, to analyze the processes of interaction between folklore and fiction in Russia of the 20th century.
  3. 3. Процесс фольклоризации авторских произведений – источник обогащения современного фольклора, так же как фольклор – источник материала для литературы. Для нас важно познакомить русских читателей с богатейшим литературным материалом, появление которого во многом предопределило развитие культуры народов Передней Азии. The process of folklorization of author's works is a source of enrichment of modern folklore, just as folklore is a source of material for literature. It is important for us to introduce Russian readers to the richest literary material, the appearance of which largely predetermined the development of the culture of the peoples of the West East. Research objective
  4. 4. В процессе ознакомления с персидскими текстами 7-9 веков и историей их создания мы обнаружили ряд особенностей характерных для развития некоторых жанров фольклора России 20 века. При этом процесс формирования науки фольклористики в России прошёл активный период развития с 18 до первой половины 20 века, в то время, как становление данной науки в странах- наследницах культуры Персии наиболее активно проходило в 20 веке. Исследования в области фольклора были и ранее, но системный подход появился только в 20 веке. At the same time, the process of forming the science of folklore studies in Russia went through an active period of development from the 18th to the first half of the 20th century, while the formation of this science in the countries that inherited the culture of Persia was most active in the 20th century. There were studies in the field of folklore before, but a systematic approach appeared only in the 20th century. The structure & methodology of the study.
  5. 5. Вопрос взаимодействия фольклора с художественной литературой остаётся актуальным и сегодня. В его изучении возможно опираться на историко-типологический, сравнительный метод и обратиться к истории развития и взаимодействия с литературой фольклора стран- наследниц персидской культуры The question of the interaction of folklore with fiction remains relevant today. In its study, it is possible to rely on the historical- typological, comparative method and turn to the history of the development and interaction with the literature of folklore of the countries- heirs of Persian culture. The structure & methodology of the study.
  6. 6. The structure & methodology of the study. Используя в процессе исследований сравнительно-исторический и историко- типологический методы, мы пришли к выводу, что знакомство с фольклором Ирана и его историей позволит гражданам РФ не только проанализировать возможные перспективы развития отечественного фольклора в сопоставлении с иранским, но и поспособствует сближению культур, пониманию мировоззрения населения Ирана и Таджикистана, формированию новых взаимоотношений с представителями других народов. Using comparative-historical and historical- typological methods in the course of research, we came to the conclusion that familiarity with the folklore of Iran and its history will allow Russian citizens not only to analyze possible prospects for the development of domestic folklore in comparison with Iranian, but also contribute to the rapprochement of cultures, understanding the worldview of the population of Iran and Tajikistan, the formation of new relations with representatives of other nations.
  7. 7. Наше исследование можно условно поделить на несколько частей, первая из которых знакомит отечественного читателя с именами аль-Асмаи, Ибн-Мусанны, аль- Ансари, аль-Нисаи, Ибн аль-Мукаффы, их трудами в области литературы, влиянии их работ на дальнейшее развитие персидской культуры. В этот период на этапе становления классической персидской литературы её тесное взаимодействие с устным народным творчеством позволило поэтам 7-9 веков создать легендарные эпические произведения, ставшие художественными образцами как народного, так и литературного творчества . Our study can be conditionally divided into several parts, the first of which will introduce the domestic reader with the names of al-Asmai, Ibn- Musanna, al-Ansari, al-Nisai, Ibn al-Mucaffe, their works in the field of literature, the impact of their work on further development Persian culture.During this period, at the stage of the formation of classical Persian literature, its close interaction with oral folk art allowed poets of 7-9 centuries to create legendary epic works that have become artistic samples of both folk and literary creativity The structure & methodology of the study.
  8. 8. Вторая часть нашего исследования посвящена истории развития фольклористики как науки на территории Персии, а впоследствии - государств- наследников Персидской культуры, в частности Ирана и Таджикистана. Кратко проследить историю развития сбора и изучения произведений устного народного творчества можно от 7 века до наших дней. Мы рассматриваем особенности жанров фольклора (народных песен, добейти, рубаи), известные нам благодаря искусству переводчиков, русских литераторов и учёных 19-20 веко The second part of our research is devoted to the history of the development of folklores as science in Persia, and subsequently - the heirs of the Persian culture, in particular Iran and Tajikistan. Briefly trace the history of the development of the collection and study of works of oral folk art from the 7th century to the present day. From the works of al-Asmai “proverbs” ( ‫كاو‬ ‫االمثال‬ ( and ibn al- mucaffe (translation “enough-namak”), through the work of Rudaki, Firdousi, the lower and the work of researchers of the 20th century, which proposed a systematic approach in studying folklore. Sadek Hedyat - the founder of Iranian anthropology, his follower Seyed Abolkasmas Endjavi Shirazi (Nedzhva) and others.We are considering the features of the genres of folklore (folk songs, good, Rubai), known to us thanks to the art of translators, Russian writers and scientists of the 19-20 century The structure & methodology of the study.
  9. 9. Третья часть нашей статьи посвящена ознакомлению зарубежных читателей с историей развития русской фольклористики и её интересов в области изучения персидского фольклора и восточной культуры. Персия для отечественного читателя – таинственная страна Сказок Тысячи и одной ночи, будоражащая воображение таинственностью. Знаменитые представители русской классической литературы 19 века интересовались персидской культурой, создавали произведения, наполненные восточными мотивами и сюжетами, занимались лингвистическими и культурными исследованиями. The third part of our article is devoted to familiarizing foreign readers with the history of the development of Russian folklores and its interests in the study of the Persian folklore and Eastern culture. Persia for the domestic reader is the mysterious country of fairy tales of thousands and one night, exciting the imagination of mystery. The famous representatives of Russian classical literature of the 19th century were interested in Persian culture, created works filled with oriental motifs and plots, and were engaged in linguistic and cultural studies.V.A. Zhukovsky, A.S. Pushkin, A.S. Griboedov, M.Yu. Lermontov - the names of the geniuses of Russian literature of the 19th century, admiring the culture of our oriental neighbors. The structure & methodology of the study.
  10. 10. Четвёртая часть нашего исследования – это собственно сопоставление фольклора Ирана и Таджикистана и русским фольклором нового, так называемого «городского» типа, который сформировался на территории России в 20 веке. В данном случае мы приводим конкретные примеры для сравнения и анализируем отдельные элементы сходных лирических жанров – добейти / гариба и русских народных песен, восходящих к литературным, ныне забытым, источникам. The fourth part of our research is the comparison of the Folklore of Iran and Tajikistan and the Russian folklore of the new, so-called "urban" type, which was formed in Russia in the 20th century. In this case, we present specific examples for comparison and analyze the individual elements of similar lyrical genres - Daity / Gariba and Russian folk songs, ascending to the literary, now forgotten, sources. The structure & methodology of the study.
  11. 11. Аналогичные процессы взаимодействия литературной традиции и народной поэтики мы наблюдаем в процессе формирования русского народного творчества 20 века, названного «городским фольклором» и «постфольклором». Как следствие в начале 20 века в России становятся популярными два жанра городского фольклора – романс (народная песня) и частушка – которые, формируясь в условиях города, постепенно переходят в деревню и завоёвывают любовь сельских жителей. Чем же добейти перекликается с русскими частушками и песнями 20 века? As a result, at the beginning of the 20th century, two genres of urban folklore became popular in Russia – romance (folk song) and ditto – which, being formed in the conditions of the city, gradually move into the countryside and win the love of rural residents. What does dobeiti have in common with Russian ditties and songs of the 20th century? The key question of the research
  12. 12. Частушка – жанр песенного русского фольклора, сложившийся в последней трети 19 века Истоки частушки учёные определяют в игровых и плясовых припевках, скоморошьих прибаутках, свадебных «дразнилках. Частушка – поэтическая народная реакция на актуальные события, следовательно, её особенность – злободневность тематики, неожиданность рифм и метафор, афористичность, импровизация. Ритм у частушки быстрый, ёмкий. Текст частушки чаще всего – четверостишие, написанное хореем, в котором используется перекрёстная рифма всех строк или второй и четвёртой строки. Исполнялись частушки под аккомпанемент балалайки или гармони. Chastushka is a genre of Russian folk songs that developed in the last third of the 19th century Scientists determine the origins of the chastushka in game and dance choruses, buffoonish jokes, wedding "teasers. A chastushka is a poetic folk reaction to current events, therefore, its peculiarity is the topicality of the subject, the surprise of rhymes and metaphors, aphorism, improvisation.
  13. 13. Городской романс (его часто называют бытовым) - разновидность русского романса, которая бытовала в виде фольклора на рубеже 19-20 веков и в 20 веке. Во второй половине 18 века появляется так называемая российская песня – «бытовой романс для сольного одноголосного исполнения в сопровождении клавесина, фортепиано, гуслей или появившейся тогда же гитары», которая уже в середине 19 века делится на два направления – «камерный романс» (для профессиональных музыкантов) и «мещанский романс» (он же городской), который «уходит в низовую культуру, взаимодействуя с «бульварной поэзией». Именно мещанский романс стал базой для формирования нового жанра фольклора – городской песни 20 века. Urban romance (it is often called everyday) is a kind of Russian romance that existed in the form of folklore at the turn of the 19th and 20th centuries and in the 20th century. In the second half of the 18th century, the so– called Russian song appeared – "household romance for solo one-voice performance accompanied by harpsichord, piano, harp or guitar that appeared at the same time", which already in the middle of the 19th century was divided into two directions - "chamber romance" (for professional musicians) and "philistine romance" (aka urban), who "goes into the grassroots culture, interacting with "tabloid poetry". It was the philistine romance that became the basis for the formation of a new genre of folklore – the urban song of the 20th century.
  14. 14. Самыми распространёнными стали песни любовные, застольные, пародийные. Особое место заняли песни аналогичные протяжным солдатским песням второй половины 19 века. «Фольклорные солдатские песни, которые нам известны, носят более или менее ярко выраженный протяжный характер. … Эти песни — не жалобы и не стоны. Это правдивое изображение жизни» К ним примыкают фольклорные разбойничьи песни, песни тюрьмы, каторги, ссылки, песни любовные, в которых женщины поют об ожидании своих возлюбленных «с чужбины» или солдатской службы. Анализируя процесс развития городского фольклора, В.Пропп утверждает, что завершающим звеном в развитии народной песни стали песни рабочих, т.е. потомственных пролетариев, сформировавшиеся в первой четверти 20 века. The most common songs were love, drinking, parody. A special place was occupied by songs similar to the long-drawn soldier songs of the second half of the 19th century. "The folklore soldier songs that we know have a more or less pronounced drawl. … These songs are not complaints or moans. This is a true depiction of life" They are joined by folklore robber songs, songs of prison, penal servitude, exile, love songs in which women sing about waiting for their lovers "from a foreign land" or soldier's service.
  15. 15. В 1995г в своей статье «После фольклора» С.Ю. Неклюдов предложил использовать термин «постфольклор» для обозначения народного творчества 20 века, которое утратило «часть признаков, определявших стадиально предшествующий ему фольклор патриархального крестьянства и архаических бесписьменных обществ». In 1995, in his article "After Folklore", S.Yu. Neklyudov proposed using the term "post- folklore" to denote folk art of the 20th century, which had lost "some of the features that defined the folklore of patriarchal peasantry and archaic unscripted societies that preceded it".
  16. 16. В российском постфольклорном пространстве 20 века можно выделить два популярных жанра – городская песня и частушка, которые, на наш взгляд, имеют общие черты с традиционным фольклорным жанром Ирана – добейти. Частушка близка исключительно формой – четверостишие, а вот лирические городские песни и добейти сопоставимы не только принадлежностью к малым фольклорным жанрам. In the Russian post–folklore space of the 20th century, two popular genres can be distinguished – urban song and ditto, which, in our opinion, have common features with the traditional folklore genre of Iran - dobeiti. The chastushka is close exclusively in form – a quatrain, but lyrical urban songs and dobeiti are comparable not only by belonging to small folklore genres.
  17. 17. Каждое добейти – вполне самостоятельное произведение, содержащее завершённую мысль. После запева, который служит своего рода эмоциональным вступлением, готовящим слушателя к восприятию той мысли, ради которой создано четверостишие, следует третий стих добейти. Он часто подчёркивает важность сказанного во второй строке. Each dobeiti is a completely independent work containing a complete thought.
  18. 18. Лунною ночью я ждал луноликую зря, Так и сидел я, пока не зарделась заря, Так и сидел до зари, утешаясь кальяном, Спутницу многих ночей моих горько коря. В четвёртой строке часто содержится основная мысль добейти, своеобразное выражение вывода, морали, чем-то напоминающее басенный жанр. На крыше ты, а я внизу сижу с тоской во взгляде, Ты померанец золотой, а я сижу в засаде, Ты померанец золотой в руках своих подруг, Когда ж мне в руки попадёшь, скажи мне, бога ради. В русских песнях лексический повтор, анафора и инверсия также широко используются, как в припевах к куплетам, так и в запевах и концовках песен. On a moonlit night I waited for the moon-faced in vain, And so I sat until the dawn began to glow, So I sat until dawn, consoling myself with a hookah, The companion of many of my nights bitterly reproaching. The fourth line often contains the main idea of dobeiti, a kind of expression of the conclusion, morality, somewhat reminiscent of the fable genre. You're on the roof, and I'm sitting down with longing in my eyes, You're a golden orange, and I'm sitting in ambush, You are a golden orange in the hands of your friends, When you get into my hands, tell me, for God's sake. In Russian songs, lexical repetition, anaphora and inversion are also widely used, both in the choruses to the verses, and in the choruses and endings of songs.
  19. 19. На Муромской дорожке стояли три сосны, Прощался со мной милый до будущей весны, Прощался со мной милый до будущей весны… Эти строки начинают русскую народную песню «На Муромской дорожке» и завершают её. Эта песня относится к жанру «жестокого романса», появилась она не позднее 1920-х гг. Зародилась в народе. There were three pine trees on the Murom path, He said goodbye to me dear until next spring, He said goodbye to me dear until next spring… These lines begin the Russian folk song "On the Murom Track" and end it. This song belongs to the genre of "cruel romance", it appeared no later than the 1920s. Originated among the people.
  20. 20. Добейти. Русская песня. Dobeiti Russian song Соловый конь, ты шею гнёшь крутую, На этой шее башню возведу я, Когда меня к возлюбленной домчишь, Скую тебе я золотую сбрую. Живет моя отрада В высоком терему, А в терем тот высокий Нет ходу никому. Я знаю, у красотки Есть сторож у крыльца, Но он не загородит Дороги молодца. Войду я к милой в терем И брошусь в ноги к ней! Была бы только ночка Сегодня потемней. Была бы только ночка, Да ночка потемней, Была бы только тройка, Да тройка порезвей! Nightingale horse, you're bending a steep neck, I will build a tower on this neck, When will you take me to my beloved, I'll make you a golden harness My joy lives In the high chamber, And in the tower that tall There is no way for anyone. I know the beauty There is a watchman at the porch, But he won 't block it Well done roads. I 'll go to my darling in the tower And I'll throw myself at her feet! It would only be a night It's darker today. It would only be a night, Yes, the night is darker, There would only be a three, Yes, a troika frolic! Let there be a hundred prickly branches on my way, A hundred scorpions and phalanges, a hundred poisonous snakes, Let there be a thousand obstacles, a hundred guards with batogs, I will still reach my beloved before dark. Пусть будет на моём пути колючих сто ветвей, Сто скорпионов и фаланг, сто ядовитых змей, Пусть будет тысяча преград, сто стражей с батогами, Я засветло ещё дойду к возлюбленной моей. У нас есть возможность сопоставить тексты русских городских песен 20 века и добейти иранского народа. We have the opportunity to compare the texts of Russian urban songs of the 20th century and the Iranian people.
  21. 21. «Тройка порезвей» и «соловый конь» - средства для достижения цели, «терем и сторож», «колючие ветви, скорпионы, змеи, стражи с батогами» - гиперболизированные народным сознанием препятствия на пути любящего лирического героя. На фоне подчёркнуто-преувеличенных трудностей, которые готов преодолеть герой песни/добейти мы осознаём глубину его чувства и стремления быть с возлюбленной. Страстный, бесстрашный порыв и достижение цели – единение с плодом своих мечтаний. Экспрессивность, эмоциональность текстов подчёркивает чувственность народной поэзии. "Troika frolic" and "nightingale horse" are the means to achieve the goal, "terem and the watchman", "thorny branches, scorpions, snakes, guards with batogs" are obstacles in the way of a loving lyrical hero hyperbolized by the popular consciousness. Against the background of exaggerated difficulties that the hero of the song / dobeti is ready to overcome, we realize the depth of his feelings and desire to be with his beloved Passionate, fearless impulse and achievement of the goal – unity with the fruit of your dreams. Expressiveness, emotionality of the texts emphasizes the sensuality of folk poetry.
  22. 22. В начале 20 века стихотворение «Удалец» звучало на эстраде как песня из «цыганского репертуара». Мелодию к нему сочинил гитарист- аккомпаниатор М.Шишкин, а в «1918 году поэт Сергей Антонович Клычков, не подозревая, что песня «Живёт моя отрада» имеет автора и, предполагая, что она является плодом народного творчества, литературно отредактировал текст первоисточника» . Знакомый нам вариант песни очень сильно отличается от первоисточника. Мы знаем «удалого молодца» на всё готового ради любимой женщины, а у С.Рыскина в стихотворении фигурирует «лихой атаман», убивающий старика-супруга и увозящий в леса молодую вдову. Тема неравного брака также общая для русского и иранского фольклора. Девушек отдавали замуж, не считаясь с выбором их сердца. At the beginning of the 20th century, the poem "The Daredevil" sounded on the stage like a song from the "gypsy repertoire". The melody to it was composed by the guitarist-accompanist M.Shishkin, and in "1918, the poet Sergei Antonovich Klychkov, unaware that the song "My Joy Lives" has an author and, assuming that it is the fruit of folk art, literarily edited the text of the original source" . The familiar version of the song is very different from the original source. We know a "dashing fellow" who is ready for anything for the sake of his beloved woman, and S. Ryskin's poem features a "dashing ataman" who kills an old man-spouse and takes a young widow to the woods. The theme of unequal marriage is also common to Russian and Iranian folklore. Girls were given in marriage, regardless of the choice of their hearts
  23. 23. Известную и популярную в 20 веке песню «Хас-Булат удалой» принято считать народной, но на самом деле у неё был автор – А.Аммосов, участник Кавказких войн. Стихотворение «Элегия» известно нам сегодня как народная песня о Хас-Булате, его неверной жене и влюбленном князе Мы приводим текст оригинала, который сохранился и в виде фольклорного варианта песни. Кроме этого существуют ещё несколько вариантов бытования «Элегии» А.Аммосова, в одной из них князь, узнав о смерти любимой, убивает Хас-Булата, в другой – после убийства старика князь бросается в волны и гибнет сам. Авторство песни народом забыто, распространение в устной форме текст получил широкое, вариативность присутствует – налицо все признаки фольклоризации «Элегии». The famous and popular song "Khas-Bulat Udaloy" in the 20th century is considered to be folk, but in fact it had an author – A.Ammosov, a participant in the Caucasian wars. The poem "Elegy" is known to us today as a folk song about Khas Bulat, his unfaithful wife and a prince in love We present the original text, which has been preserved in the form of a folklore version of the song. In addition, there are several other variants of the existence of A. Ammosov's "Elegy", in one of them the prince, having learned about the death of his beloved, kills Khas-Bulat, in the other – after killing the old man, the prince rushes into the waves and dies himself. The authorship of the song has been forgotten by the people, the text has been widely distributed orally, variability is present – there are all signs of the folklorization of the "Elegy".
  24. 24. Тема странничества, бесприютности и одиночества раскрывается в определённой форме добейти – «гариби», аналогичной нашим «чужбинным песням». А в 20 веке в России песни народные имели, как мы видим, в основном литературное происхождение. Не стали исключением и песни о бродягах-кандальниках. Например, знаменитая песня «По диким степям Забайкалья». Мы приводим первоначальный текст, но в народе известно более 5 вариантов текста песни. Предполагаемое авторство приписывают И.К.Кондратьеву, поэту, прозаику и драматургу, издававшему свои произведения в 1870-х годах. The theme of wandering, homelessness and loneliness is revealed in a certain form of dobeiti – "gharibi", similar to our "foreign songs". And in the 20th century in Russia, folk songs had, as we can see, mainly literary origin. Songs about hobo-shackles were no exception. For example, the famous song "Through the wild steppes of Transbaikalia". We give the original text, but more than 5 versions of the lyrics are known to the people. The alleged authorship is attributed to I.K. Kondratiev, a poet, novelist and playwright who published his works in the 1870s
  25. 25. Наблюдая формирование фольклора в России 20 века, мы можем предположить, что литературное влияние на народные песни на данном этапе развития постфольклора аналогично взаимодействию литературы и фольклора в Персии 6-8 веков, при этом тематика народных произведений остаётся общей. И если взять за образец процесс развития фольклора в Иране и Таджикистане, возможно, перспективой бытования фольклора в России станут не только существующие на данный момент видео- ролики в виртуальном пространстве, но и малые жанры песенного творчества, потерявшего авторство, поскольку песня остаётся одним из самых распространённых и популярных жанров фольклора. Авторские песни утрачивают часть литературных особенностей и переходят в разряд народных, благодаря распространению в массовой культуре. Observing the formation of folklore in Russia of the 20th century, we can assume that the literary influence on folk songs at this stage of post- folklore development is similar to the interaction of literature and folklore in Persia of the 6th-8th centuries, while the theme of folk works remains common. And if we take as a model the process of folklore development in Iran and Tajikistan, perhaps the prospect of folklore existence in Russia will be not only the currently existing videos in the virtual space, but also small genres of songwriting that have lost their authorship, since the song remains one of the most widespread and popular genres of folklore. Author's songs lose some of their literary features and pass into the category of folk songs, thanks to their spread in popular culture.
  26. 26. Знакомство с современным фольклором Ирана и его историей позволит не только проанализировать возможные перспективы развития отечественного фольклора в сопоставлении с иранским, но и поспособствует сближению культур, пониманию мировоззрения населения Ирана и Таджикистана, формирование новых взаимоотношений с представителями других народов Familiarity with the modern folklore of Iran and its history will allow not only to analyze the possible prospects for the development of domestic folklore in comparison with the Iranian, but also contribute to the rapprochement of cultures, understanding of the worldview of the population of Iran and Tajikistan, the formation of new relationships with representatives of other peoples.
  27. 27. В начале 2022г Президент Исламской Республики Иран Сейед Эбрахим Раиси совершил первый официальный визит в Российскую Федерацию, лично встретившись с президентом РФ Владимиром Путиным. «Максимальное развитие взаимоотношений с соседями и союзниками сегодня являются приоритетами внешней политики, а упрочение двухстороннего сотрудничества Ирана и России способствует процветанию экономики двух стран и упрочению безопасности региона и мира». In early 2022, President of the Islamic Republic of Iran Seyed Ebrahim Raisi made his first official visit to the Russian Federation, personally meeting with Russian President Vladimir Putin. "The maximum development of relations with neighbors and allies today are the priorities of foreign policy, and the strengthening of bilateral cooperation between Iran and Russia contributes to the prosperity of the two countries' economies and the strengthening of the security of the region and the world".
  28. 28. Сотрудничество стран подразумевает взаимное уважение, понимание менталитета представителей разных культур. Фольклор как неотъемлемая часть культуры даёт представления о традициях, вере, обычаях народа, во многом объясняет истоки его литературы и искусства. Тематическая общность произведений устного народного творчества и их различные формы создают интересную базу для последующего изучения и сопоставления фольклора разных стран. И поскольку политико-экономические и культурные связи между Тегераном и Москвой укрепляются и предполагают дальнейшее развитие, то и перспектив в работе над произведениями иранского и русского фольклора в их взаимодействии открывается больше. Cooperation between countries implies mutual respect, understanding of the mentality of representatives of different cultures. Folklore as an integral part of culture gives ideas about the traditions, faith, customs of the people, largely explains the origins of their literature and art. The thematic generality of the works of oral folk art and their various forms create an interesting basis for further study and comparison of folklore from different countries. And since the political, economic and cultural ties between Tehran and Moscow are strengthening and suggest further development, then there are more prospects for working on works of Iranian and Russian folklore in their interaction.
  29. 29. Thank you for your attention Suprunenko Vitaly Nikolaevich head of the methodological department school program of LLC «Sun School» 121069, Moscow, Bolshaya Nikitskaya st., 60, bld 3 e-mail: vitaliy.suprunenko@sunschool.ru Drobatukhina Yulia Petrovna methodologist of the methodological department school program of LLC «Sun School» 121069, Moscow, Bolshaya Nikitskaya st., 60, bld 3 e-mail: julia.drobatuhina@sunschool.ru

×